О проекте | Контакты
Новости Статьи Мнения Архив RSS

http://rucompromat.com/


Владимир Потанин и диоксид серы

10.02.2017

Президент "Норникеля" Владимир Потанин на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным анонсировал мега-проект инвестиций в компанию в размере 1 триллиона рублей, из которых 250 миллиардов рублей пойдет на экологические цели. Как считают эксперты, это очередной вброс компании, акционеры которой озабочены лишь выведением себе каждый год на дивиденды сумм в миллиарды долларов.

Аналитический блог Ресурсная Федерация привел ряд умозаключений в пользу того, почему ГМК "Норникель" никогда не инвестирует такие суммы:

Мы же хотим расстроить прогрессивную общественность «уранового рудника» северной Евразии. Во-первых, все современные новости создаются в режиме калейдоскопа для аквариумных рыбок. Во-вторых, никаких сотен миллиардов рублей на всякие глупости вроде экологии ни Потанин (ему принадлежит 30% акций ГМК «Норникель»), ни его коллеги-акционеры (включая фестивального Алишера Усманова и олигарха Олега Дерипаску, владеющего 27,8% акций «Норникеля», и прославившегося даже в акульей среде россиянских нуворишей своим жлобством) спускать не будут.

Напомним краткую предысторию дела. ГМК «Норильский никель» является одним из крупнейших в мире производителей никеля и палладия, а также добывает заметное количество платины и меди (более подробные данные смотрите на сайте самой компании). Производственные мощности компании по добыче руд этих металлов, их первичному обогащению и «черновому» производству начали строить на территории современного Норильска и вокруг него еще в 30-х годах прошлого века воспитанники спортивно-оздоровительных лагерей системы ГУЛАГ. К середине 50-х годов запас сталинских рабов подошел к концу и для работы в прохладных условиях советское правительство стало приглашать «вольняшек», не чураясь, впрочем, и труда зэка. После краха советского Зомбиленда и после ряда итераций подковерной борьбы все эти активы попали в руки эффективных российских бизнесменов — Владимира Потанина и Олега Дерипаски.

Однако, за последние 15-20 лет на предприятиях ГМК «Норникель» в Заполярье практически ничего не изменилось в плане модернизации. Как пыхтел сталинский Никелевый завод (построен в 1942 году!) отравляющими веществами в атмосферу — до 400 тысяч тонн диоксида серы, так и продолжал пыхтеть (правда, его в 2016 году закрыли, а объемы производства перенесли на Надеждинский металлургический завод по соседству). Вообще, в руде на Таймыре высоко содержание серы, и поэтому заводы Дерипаски и Потанина каждый год исправно выбрасывали в воздух до 2 с лишним миллионов тонн диоксида серы. Оценки очень приблизительные, реально там могло быть и больше, но кто же проверит?

До 2000 года в Ресурсной Федерации существовало одно вредное ведомство, которое по привычке досаждало эффективным собственникам — Госкомэкология. Инспекторы учреждения раз в два года проверяли практически каждое крупное и среднее промышленное предприятие в РФ. Но затем ведомство было распущено, его функции были переданы в Минприроды РФ, которое попросту забило на проверки. Тем более, что у министерства не было достаточного штата инспекторов.

После 2005 года со схожей результативностью за сбросами загрязняющих веществ в водоемы и за экологической экспертизой при строительстве новых промышленных объектов стал следить Росприроднадзор, а за выбросами в атмосферу и утилизацией токсичных отходов производства — Федеральная служба по экологическому, техническому и атомному надзору (Ростехнадзор).Но важно даже не качество надзора. Более существенным являлось и является то, что по законодательству РФ компаниям выгоднее выплатить наложенные штрафы, чем тратить десятки и сотни миллиардов рублей на строительство защитных сооружений и внедрение природоохранных технологий.

Как не сложно догадаться, нынешние обещания Потанина решить экологические проблемы — далеко не самые первые. «Норникель» раз в 3-5 лет громогласно заявляет о крупных инвестициях в эту область, чтобы… затем забыть о них. А на сторонних наблюдателей технологии в ГМК «Норильский никель» всегда производят удручающее впечатление. Так в 2006 году директор Blacksmith Institute (США) Ричард Фуллер в беседе с Reuters назвал Норильск «романом ужасов»: «Плавильные печи без всякого контроля над загрязнением: никель, медь, свинец, кадмий. Никакой борьбы с загрязнением. Просто ужасное место». Думаете, что-то затем изменилось?

Например, в ходе корпоративного конфликта Потанина и Дерипаски в 2008 году выяснилось, что ГМК пообещала вложить в некие природоохранные мероприятия до 36 миллиардов рублей (около 1,5 миллиардов долларов по тогдашнему курсу). Куда же пошли эти деньги? С 2006 года компания мурыжила итальянскую фирму Techint, которая проработала технические решения по устранению проблемы выброса диоксида серы предприятиями ГМК. В 2012 году итальянцы даже выиграли тендер, который в 2015 году «Норникель»… расторг. Вот как описывает это вице-президент компании Сергей Дьяченко:

Тогда контракт под ключ был отдан итальянской компании Techint. Этот подрядчик работал около двух лет и подготовил основные технические решения. Были выбраны две лицензионные технологии. Одна принадлежит компании MECS, входящей в группу DuPont. Вторая — Le Gas Integral (LGI, Франция). Совокупность этих двух технологий должна была дать желаемый результат по утилизации диоксида серы и получению чистой элементарной серы.

На стадии отработки основных технических моментов пришло понимание, что с точки зрения химических процессов решение принято правильное. Но мы не совсем сошлись во мнении с компанией Techint в выборе компоновочных решений и по организации проектных работ.

Почему же был разорван контракт? Главная причина — это стоимость. В 2012 году очистные технологии были оценены в 1,8 млрд долларов (54 млрд рублей), но к 2016 году цена существенно выросла (в том числе, и благодаря девальвации рубля) до 108 млрд рублей! Тем более, что время показало — на дежурные причитания федеральных министерств и даже громкие заявления резидента РФ «Путина» об увеличении экологических штрафов, можно спокойно не обращать внимания. В 2012 году «Норникель» заплатил одних только таких штрафов на 1 млрд рублей. Вопрос — что выгоднее, платить 54 года по миллиарду рублей, или истратить зараз эти 54 миллиарда на очистные сооружения? Ответ очевиден.

В 2016 году компания Дерипаски и Потанина продолжила увлекательную игру в экологический симулятор. Был подписан контракт на первый этап работ с компанией SNC-Lavalin. Стоимость такого контракта — 36 миллионов долларов. Это совсем немного для корпорации, имеющей выручку в 2016 году на уровне 8-9 миллиардов долларов. Но он будет заключаться лишь в разработке инженерной и практический документации. А вот остальной проект с уже реальным строительством очистных сооружений тянет на 1,5-1,6 миллиарда долларов. И пока компания отодвигает его на 2018-2019 годы, при этом оставляя себе лазейку расторгнуть договоренность с SNC-Lavalin (как это было с итальянцами). Если внимательно следить за т.н. «Серным проектом» ГМК, то становится понятно, что это обычное очковтирательство.

В условиях Ресурсной Федерации компании никак не мотивируются на строительство очистных сооружений и охрану окружающей среды. Даже по условиям США и Канады, где более мягкое природоохранное законодательство, чем в Европе, чадящие заводы Потанина и Дерипаски выглядят чудовищными монстрами, убивающими в округе все живое. Но штрафы смехотворные просто. Например, в сентябре 2016 года дождями размыло дамбу хвостохранилища Надеждинского металлургического завода и отравленные воды попали в местную речку Далдыкан, которая тут же приобрела тревожный красный цвет.

Ну и что? Подумаешь, траванули какую-то реку. За это «Норникель» выплатил 30 тысяч рублей штрафа. За такие деньги можно отходы из хвостохранилища вообще круглый год сливать в Далдыкан и это намного дешевле, чем париться по поводу дамбы.

Поэтому единственное, о чем не забывают главные акционеры ГМК «Норильский никель» — это методично каждый год выводить из компании дивиденды. В среднем получалось от 1 до 3 миллиардов (!) долларов. 2016 год оказался для «Норникеля» достаточно непростым, поэтому выведут лишь до 1,3-1,5 миллиарда долларов (за 9 месяцев 2016 года — 1,1 миллиарда долларов). Эти деньги затем пойдут в кипрские, британские и т.п. офшоры, чтобы превратиться в яхты (вам разве не нравится новый крейсер Алишера Бурхановича Усманова, стоимостью более 600 млн долларов?), виллы, бизнес-джеты, дворцы, да и дорогую недвижимость в Лондоне. В лучшем случае они вернутся обратно в РФ в виде «иностранных кредитов». Сейчас как раз начался такой процесс закабаления «Норникеля» — компания уже нарастила свой долг до 8 миллиардов долларов и не намерена останавливаться.

mobile_high-1tac

Второй после Потанина акционер ГМК — UC Rusal Олега Дерипаски, критически зависит от дивидендов «Норникеля». Вся алюминиевая компания гениального бизнесмена Дерипаски на начало 2017 года стоила чуть более 7 миллиардов долларов (выручка за три квартала 2016 года — 5,9 млрд долларов, чистая прибыль — 534 млн долларов), а ее общая задолженность была почти 11 миллиардов долларов. Чистый долг — 8,3 миллиарда долларов. Выплаты процентов по нему напрямую обеспечиваются дивидендами от ГМК.

По сути, «Русал» является финансовым зомби, существующим лишь благодаря государственной помощи и дивидендам от «Норникеля», которыми он закрывает совсем уж неприличные денежные дыры. Если же в «Норникеле» произойдет какая-то беда — например, рухнут еще раз цены на металлы или снизится их производство (по итогам 9 месяцев 2016 года это и произошло), то бизнес-вампир Дерипаска может пропустить пару-другую обязательных платежек по своим кредитам. Так что, какие уж тут «очистные сооружения» и распиаренные «Серные проекты»… Россиянский олигархат по итогам последних полутора десятков лет своей «эффективной деятельности» дошел до банальной долговой ямы…

mobile_high-jy

Евгений Майоров


В продолжение темы:

Андрей Муров стал на шаг ближе к посадке
Алексей Навальный нашел у Шувалова "царских" собак
Шарыго надолго засел в СИЗО
Адвокатский интерес к Наталии Потаниной
Бензин загонят за сто





© The KremlNews - Научно-политические издание   Яндекс.Метрика